Как живут российские моногорода при спецрежимах?

Счетная палата усомнилась в эффективности налоговых льгот для особых территорий. Идея в том, что резидентам дают льготы и субсидии, а они в ответ инвестируют в производство и поднимают экономику регионов. Что думают об этом местные бизнесмены?

Как живут российские моногорода при спецрежимах?

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Предприниматель Наталья родилась в ростовском Гукове. Она занимается организацией питания, но уже в другом городе. С Гуковом связь поддерживает, там у нее остались родители. Четыре года назад этот населенный пункт стал территорией опережающего социально-экономического развития, сокращенно ТОСЭР. Это было логично, учитывая, что там обанкротились и закрылись некогда кормящие город шахты.

Местные власти не раз победно отчитывались, что в Гуково благодаря госпрограмме пришли инвестиции, открылись новые предприятия, появились сотни рабочих мест. Business FM спросила у Натальи о бизнес-климате в ее родном моногороде.

«Занимаются в городе бизнесом, в основном, естественно, это торговля. Многие закрываются, потому что уезжают. Накапливают средства, покупают квартиры в Ростове или где-то еще и переезжают. Бизнес либо продают, либо бросают. В этом плане все печально».

Недавно Счетная палата выпустила отчет, посвященный спецрежимам. Это вышеупомянутые ТОСЭР, особые экономические зоны, индустриальные и промышленные парки. Все эти территории объединяет одно: резидентам дают хорошие налоговые льготы. Они, по идее, должны привлечь инвестиции. А дальше — рост производства, занятость, зарплаты, строительство инфраструктуры и так далее.

Но получилось, что федеральные власти потратили огромные деньги, но строительство, как и раньше, идет за счет государства. Резидентами этих зон стали местные же компании, которые работали там и раньше. Зато теперь они меньше платят налогов в местные бюджеты. С чем это связано, рассуждает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

Как живут российские моногорода при спецрежимах?

Георгий Остапкович директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ «Это общая экономическая проблема, это проблема предпринимательского климата, что предприниматели боятся прикасаться к государственному финансированию и к государственным инвестициям. Потому что они сразу же думают, что к ним придут, не дай бог, прокуратура, Следственный комитет и другие».

Нельзя сказать, что в этих территориях все плохо: стройки идут, экономический рост есть. Но он, по мнению Счетной палаты, органический, то есть эффект от спецрежимов отсутствует.

Перенесемся в Мурманскую область. Оленегорск. Население 20 тысяч человек. Основное предприятие — Оленегорский ГОК. Скоро и этому моногороду предстоит стать территорией опережающего развития. Владелец местного автосервиса Вячеслав Хохлов замечает, что власти готовятся. Например, на День города в Оленегорске было очень много машин, наверное, приезжали будущие инвесторы. Но бизнесмен и сейчас видит позитивные изменения.

«Я вижу, что город стал чистым, ухоженным. Появляются скульптуры, ремонтируют дома. Управление нашего мэра мне нравится. Сами коммерсанты, градообразующие предприятия тоже принимают участие, вкладывают средства, участвуют в мероприятиях, являются спонсорами всего этого».

В этом свете интересно, как изменится жизнь Оленегорска после того, как он станет опережающей территорией. Вернемся в ростовский Гуково. Гордостью этого моногорода стало машиностроительное предприятие «Титан». Субсидия в 150 млн рублей из Фонда развития промышленности. Большие планы по увеличению производства. А потом — иск о банкротстве из-за просроченной задолженности по договору поставок. Последнее сообщение уже из Следственного комитета в конце прошлого года: уголовное дело из-за долгов по зарплате. Впрочем, такое может случиться везде.

Источник: bfm.ru