Не кризис, а упадок: победит ли Россия в чемпионате мира по выживанию? Комментарий Семена Новопрудского

Вместо ожидавшегося многими в 2020 году или чуть позже нового глобального экономического кризиса мир вступил в более опасное и непредсказуемое состояние глобального упадка. Сказать, что Россия готова к любому развитию событий, было бы неправдой

Не кризис, а упадок: победит ли Россия в чемпионате мира по выживанию? Комментарий Семена Новопрудского

Семен Новопрудский. Фото: Татьяна Фролова

Россия и Саудовская Аравия, не договорившись (или, как думают некоторые наблюдатели, наоборот, сговорившись) о новой сделке по сокращению нефтедобычи на фоне угрозы пандемии коронавируса, обвалили мировые финансовые рынки. Одномоментное падение цен на нефть на 30%, до 30 долларов за баррель, стало крупнейшим в истории с момента войны в Персидском заливе в 1991 году. Для сравнения, еще в начале 2020 года нефть стоила 70 долларов за баррель.

Вслед за нефтью рухнули рубль, российские фондовые индексы и надежды на бурный рост российской экономики, а также на восстановительный рост доходов россиян, которые падали шесть лет подряд. Правительство на экстренном заседании в формально выходной день 9 марта разработало план спасения рубля, Минфин развернул в другую сторону бюджетное правило, а Банк России столь же экстренно отказался от закупок иностранной валюты на внутреннем рынке сроком на 30 дней.

Согласно плану российского правительства, 150 млрд долларов, накопленные Минфином в Фонде национального благосостояния и на счетах в ЦБ, начнут малыми порциями поступать на валютный рынок, покрывая дефицит нефтедолларов и поддерживая курс рубля. При нефти по 35 долларов Минфин будет продавать 300 млн долларов в месяц, по 30 долларов — 1 млрд долларов. Если котировки опустятся до 25 долларов, объем продаж составит 1,7 млрд долларов, а если нефть рухнет до 10 долларов за баррель (пока таких алармистских прогнозов не дает никто) — 3,8 млрд долларов в месяц. По расчетам Минфина РФ, федеральный бюджет сможет исполнять свои обязательства в течение десяти лет при среднегодовой цене на нефть 25 долларов за баррель.

Разумеется, любая договоренность по нефти между крупнейшими добывающими державами (а она вполне возможна, длительный период низких цен невыгоден ни России, ни Саудовской Аравии) может развернуть тренд на нефтяном рынке. Но пока никто не понимает, сколько продлится распространение коронавируса, каких масштабов оно достигнет и насколько заразит китайскую экономику, нет никаких представлений о том, насколько долговременным окажется спад мировой экономики. А снижение мировой экономики (и даже существенное замедление ее роста) — это неизбежное сокращение потребления нефти.

В каком-то смысле коронавирус — это глобальная санкция против всей мировой экономики, против всех отраслей и экономических агентов, против всех государств: ни одна национальная экономика и ни одна отрасль экономики стратегически от коронавируса выиграть не могут. У России есть богатый опыт бедной жизни и стратегии выживания на уровне как государства, так и домохозяйств. Как шутили в советские времена, страна, где сушат и используют много раз целлофановые пакеты, непобедима.

К не слишком масштабным, но долгосрочным санкциям за Крым и Донбасс (первым из них скоро исполнится шесть лет) Россия тоже более или менее адаптировалась. Про экономику развития, повышение уровня жизни и создание новых эффективных рабочих мест россиянам, видимо, опять на какое-то время придется забыть, причем вместе со всем остальным человечеством. Теперь начинается очередная эпоха упадка — чемпионат мира по выживанию, как это не раз бывало во время мировых войн и массовых эпидемий опасных болезней.

Способность россиян терпеть невзгоды и проявлять смекалку в критических ситуациях — конкурентное преимущество в этом печальном чемпионате. А у российских властей теперь есть довольно убедительная отмазка, почему не получится очередного обещанного на высшем уровне «прорыва» в новое качество жизни. Кто мог знать, что «черный лебедь» окажется невидимым глазу вирусом в форме короны.

Источник: bfm.ru