ФСС впаял фирме штраф в 38 млн: что позволило судам его снизить до трех млн

ФСС впаял фирме штраф в 38 млн: что позволило судам его снизить до трех млн

© anekdotov.net

Суды не сочли нарушителя злостным, так как ранее сами же его и поддерживали, правда, ошибочно. Рецидив признан неумышленным, также учтены смягчающие.

Организация занималась добычей и производством драгметаллов, и доход от реализации золота достигал 98% в общем объеме выпущенной продукции и оказанных услуг. В этой связи фирма привычно заявляла в ФСС производство драгметаллов в качестве основного вида деятельности с классом профриска 10 и тарифом на "несчастный" соцстрах 1,1%.

Львиная доля

Однако ФСС так же привычно с этим не соглашался, считая, что основной вид бизнеса тут – добыча и обогащение с 23 классом риска и тарифом 3,7%. В 2013 и 2014 годах фирма оспаривала в судах самовольное установление фондом на эти годы повышенного тарифа в ответ на ежегодное подтверждение фирмой ее вида деятельности. И это принесло организации свои плоды: суды вплоть до ВАС и ВС вставали на ее сторону (решения по делам №№ А33-4567/2013 и А33-11517/2013 ими вынесены в 2014 и 2015 годах).

Суды решили, что бизнес истца включает в себя добычу, а также этапы по получению конечного продукта – драгметаллов, и добыча тут – "одна из стадий технологического цикла". Фонд подчеркивал, что аффинаж организация самостоятельно не производила, но суды сочли, что этот факт не влияет на суть вопроса (а важны лишь упомянутые 98% дохода).

Иллюзии развеяны

Однако фонд не сдавался. Он затеял выездную проверку за 2012—2014 годы, и сумел нарыть доказательства своей правоты, которые затем (в рамках нового дела) сыграли против страхователя и в судах. Оказалось, что "на выхлопе" производственные мощности предприятия выдавали лишь лигатурное золото, которое является полуфабрикатом (концентратом). Чтобы получить более чистое золото, необходим аффинаж, а им могут заниматься только предприятия из особого перечня, куда истец не входит. Поэтому на аффинаж продукция передавалась сторонней организации.

И, несмотря на то, что в конечном итоге фирма продавала очищенный металл (после аффинажа), суды указали, что важнее, какие стадии производства есть у самого страхователя, ведь именно это определяет, чем заняты его работники, и именно это влияет на их профессиональные риски. Так что суды в итоге все же согласилсь с фондом и оставили в силе доначисление взносов по тарифу 3,7% за 2012—2014 годы. Решение по делу № А33-22071/2015 в первой инстанции принято в 2016 году, и подтверждено ВС летом 2017-го.

Заблуждение или обман?

Пока шли разбирательства, фирма продолжала считать взносы по тарифу 1,1%. Так что когда фонд провел новую выездную проверку – за 2015—2017 годы – он обнаружил все ту же картину, доначислил взносы, пени и штраф в размере 40% от недоплаченных взносов. Штраф получился равен 38 млн рублей. И фирма опять направилась в суд (дело № А33-7968/2019 – это уже четвертый ее спор с фондом).

Однако в этот раз размер тарифа (и, соответственно, доначисление взносов) организация оспаривать не стала. Ее желанием было лишь скостить штраф. Дело в том, что 40% предусмотрено для умышленных нарушений, а истец напирал на то, что вопрос характеризуется правовой неопределенностью, чему доказательства – решения судов по первым двум спорам, принятые в пользу страхователя. А если не "шить" умысел, то можно было назначить штраф в 20%.

Штраф растаял

Суды так и сделали, приняв во внимание тот факт, что ранее сами же и вставали на сторону этого страхователя. Но снизить штраф до "неумышленного" – это не предел. Истец пошел дальше и попросил учесть также смягчающие обстоятельства: все доначисленные взносы он уплатил, кроме того, является градообразующим предприятием, а ущерб, причиненный фонду, был компенсирован начислением пеней.

Суды учли и это, снизив штраф еще в 6 раз. В итоге вместо 38 млн рублей страхователь заплатит немногим более трех млн рублей (постановление окружного суда Ф02-6643/2019).

Источник: audit-it.ru